Говорят, жители в последние годы перед эвакуацией беспробудно пили. Мы побывали на месте брошенного города. Прошло тридцать лет, город зарос деревьями, травой, здания разбираются местным населением на кирпичи. От города-призрака немного осталось.